Выберите подписку!
 
Офис в Москве

Офис в Москве

г. Москва ул. Новый Арбат, д.34, стр.1 офис 501

загрузка карты...

Эндотин. Индекс подъема брови. Новый метод метрической оценки положения

← Вернуться в раздел

    П Р Е Д И С Л О В И Е     

Цель:
Представление нового метода метрической оценки положения брови до и после операции и применение его в когорте пациенток, подвергающихся процедуре эндоскопического лифтинга бровей.

Дизайн:
Ретроспективный обзор данных пациенток, подвергшихся процедуре эндоскопического лифтинга бровей и в области лба по одной и той же методике и с использованием одного и того же метода фиксации тканей. Изменения в положении брови определяли по цифровым фотографиям, сделанным до и после операции. Подъем брови оценивали новым методом метрической оценки по величине индекса, рассчитываемого по отношению высоты брови относительно горизонтальной линии, соединяющей вершины внутренних уголков глаз, к расстоянию между вершиной внутреннего уголка глаза и латеральной точкой роговичного лимба.

Результаты:
В период между 7 января 2003 г. и 15 января 2006 г. эндоскопический лифтинг бровей был проведен у 16 пациенток (32 брови) в порядке обращения. Во всех случаях послеоперационный период протекал без существенных осложнений. Длительность последующего наблюдения варьировала от 6 до 31 месяца (в среднем 18 месяцев), эффект подъема брови в результате лифтинга был статистически значимым. В среднем индекс подъема брови увеличился на 18,0% справа и на 16,1% слева, среднее увеличение индекса подъема брови в целом по группе составило 17,1%. В подгруппе пациенток, которых наблюдали около 2 лет и более, индекс подъема брови в конце периода наблюдения оставался выше исходного в среднем на 16,8%.

Заключение:  Индекс подъема брови можно использовать для метрической оценки величины эффекта после процедур лифтинга бровей по стандартным офисным фотографиям. С помощью индекса хирург может количественно оценить исход процедуры и провести сопоставление с исходным положением брови.

Техника эндоскопического лифтинга бровей, предложенная в начале  1990-х гг., в настоящее время стала стандартным и повсеместно используемым методом коррекции птоза бровей и псевдоблефарохалазиса. Эффективность метода в отдаленном периоде продемонстрирована в многочисленных исследованиях1-5 и подтверждена данными наблюдения на протяжении нескольких лет. За время, прошедшее с момента разработки, техника эндоскопического лифтинга бровей не раз совершенствовалась, особенно, в части, касающейся периостальной фиксации. На смену наружным ватномарлевым повязкам пришли новые техники внутренней фиксации путем наложения швов, использования винтов, проволоки и минипластин. Целью манипуляций является надежная фиксация подвижной лобной надкостницы к структурам, сохраняющим более стабильное положение, таким как надкостница, фасция, кортикальный слой кости и туннели, выполненные через кортикальный слой кости.6,7 Последним достижением в области периостальной фиксации является использование биорассасывающихся материалов, а именно, хирургических клеев типа BiоGlue и миниэндопротезов, называемых эндотинами.9 

Эндотин для фиксации тканей в области лба (производства компании Cоаpt Systems Inc, Пало-Альто, Калифорния) впервые появился на рынке в 2002 г. Материал для изготовления миниэндопротеза представляет собой полимер молочной и гликолевой кислот и широко используется для нужд черепно-лицевой хирургии.10 Изделие представляет собой треугольную пластину, которая с одной стороны имеет анкер для крепления миниэндопротеза в высверленном отверстии в кортикальном слое кости, а с другой – 5 крохотных шипов (длиной от 3 до 3,5 мм), которые служат для фиксации ткани подвижной лобной надкостницы после подтяжки брови в желаемое положение. Уникальная технология многоточечной фиксации позволяет избежать концентрации напряжения в одной точке (как это имеет место при использовании традиционных методов фиксации с помощь швов и винтов) и распределить его по большей площади на нескольких сантиметрах надкостницы. Теоретически это должно обеспечить более надежную фиксацию тканей и снизить вероятность «эффекта сырорезки», который может привести к рецидиву опущения тканей лба.

О минимальном времени, требующемся для надежного приживления надкостницы в новом положении и достижения стойкого эффекта подтяжки брови, много спорят. По данным разных авторов8 оно может составлять от нескольких дней до нескольких месяцев, однако представляется, что для этого нужно не менее 6 недель. Преимуществом эндотинов является то, что период с момента установки до момента полного рассасывания миниэндопротезов является относительно долгим (от 6 до 12 месяцев) и намного превышает временной минимум, необходимый для достижения надежной фиксации тканей. Благодаря этому, эндоскопический лифтинг с использованием эндотинов обеспечивает стойкий эффект подтяжки бровей. Показано, что эффект лифтинга бровей с использованием эндотинов сохраняется на протяжении 3 месяцев после операции.11 Однако, по нашим данным, до настоящего времени не проводилось ни одного исследования, в котором проводился бы анализ эффективности миниэндопротезов за период более 1 года. Поскольку для лифтинга бровей используются разные изделия и методики, авторы решили применить новый метод метрической оценки подъема брови по отношению длин отрезков, измеренных по осям Х и Y между определенными точками. Авторы намеренно хотели применить этот метод к когорте пациенток, подвергающихся процедуре эндоскопического лифтинга бровей, и провести некоторый долгосрочный анализ.


    М Е Т О Д И К А     

В период между 7 января 2003 г. и 15 января 2006 г. одним из авторов настоящей статьи (J.P.N.) эндоскопический лифтинг бровей и лба был проведен у 21 пациентки. В некоторых случаях параллельно выполнялись и другие процедуры, включая блефаропластику. Все хирургические процедуры проводились на базе обычного частного медицинского учреждения, где имелась операционная. Пять пациенток были исключены из анализа ввиду недостаточной длительности последующего наблюдения (менее 6 месяцев) или отсутствия фотографий после операции.

Эндоскопический лифтинг бровей проводился под внутривенной седацией или общим наркозом. Выполнялось субпериостальное рассечение в центральной части лба с полным высвобождением arcus marginalis вдоль верхнего и латерального валиков глазницы и линии лобно-скулового шва. У всех пациенток проводилась миотомия и частичная миэктомия мышцы гордеца и мышцы, сморщивающей бровь. Принимались меры по идентификации и сохранению надглазничных и супратрохлеарных нервов. Для дополнительного облегчения подъема комплекса брови проводилось селективное разделение надкостницы и круговой мышцы глаза ниже брови. Для формирования субпериостального кармана, сообщающегося
с латеральными височными карманами, выполнялся разрез скальпа в области виска с полным высвобождением соединительного сухожилия. Височное рассечение проводилось непосредственно поверх поверхностного слоя глубокой височной фасции. После завершения адекватного высвобождения и мобилизации брови выполнялся височный лифтинг с фиксацией темпоропариетальной фасции к поверхностному слою глубокой височной фасции с помощью шовного материала 2-0 Викрил или полидиоксаноновой нити (Ethicon Inc, Сомервилль, шт. Нью-Джерси). Положение брови стабилизировали с помощью эндотина, который помещали непосредственно за линией роста волос в точке, соответствующей латеральному концу каждой брови. В зависимости от толщины и массы мягких тканей лба использовали миниэндопротезы с 3-мм или 3,5 мм шипами. Раны ушивали кожными скрепками после установки дренажной системы 10F Jackson- Pratt, затем накладывали не тугую повязку. Дренаж во всех случаях удаляли в первый послеоперационный день. Снимки до и после операции получали с помощью одной и той же фотокамеры (Epson PhotoPC 3000Z; Epson America Inc,
Лонг-Бич, шт. Калифорния). Во время фотографирования пациентка должна была держать голову таким образом, чтобы ухо-глазничная плоскость совмещалась с горизонтальным направлением, и смотреть прямо перед собой. Пациенток фотографировали анфас и крупным планом среднюю часть лица. Перед фотографированием пациенток просили по возможности максимально расслабить мышцы лба и смотреть прямо в камеру фотоаппарата. После получения всех до- и послеоперационных снимков проводился ретроспективный анализ положения брови, для чего использовали программу United Imaging Marketwise (United Imaging Inc, Уинстон-Салем, шт. Северная Калифорния). Измерения проводили методом, являвшимся модификацией метода, используемого одним из авторов.12 На каждом снимке проводили горизонтальную ось, проходящую через вершины внутренних уголков глаз. Перпендикулярно к линии, соединяющей внутренние уголки глаз, проводили вертикальную ось, которая располагалась тангенциально к латеральной точке роговичного лимба. С помощью специальной компьютерной программы измеряли высоту (y) от горизонтальной оси до верхней границы брови и расстояние
(x) от латеральной точки роговичного лимба до вершины внутреннего уголка глаза (рис. 1).

рис.1-статья2 endotine.jpg

После этого рассчитывали индекс подъема брови путем деления высоты по вертикали (y) на расстояние по горизонтали (x). Это отношение характеризует положение каждой брови и остается постоянным, независимо от расстояния от фотокамеры до пациентки и увеличения изображения на фотографии (что продемонстрировано данными ранее проведенного статистического анализа).12 Величину индекса подъема брови рассчитывали для каждой пациентки по фотографиям, сделанным до и после операции. Затем определяли разницу (индекс после операции – индекс до операции) и процентное изменение ([разница индексов/индекс до операции] х 100%) индекса подъема брови, которые характеризуют величину эффекта эндоскопического лифтинга. Статистический анализ проводили с использованием программы Sigma Stat (Aspire Software International, Эшбурн, шт. Виргиния).


     Р Е З У Л Ь Т А Т Ы     

Все 16 пациенток были женщинами в возрасте от 33 до 63 лет, средний возраст составил 48 лет (см. таблицу). Длительность послеоперационного периода наблюдения варьировала от 6 до 31 месяца и составила в среднем 18 месяцев. В 12 случаях период наблюдения составил не менее 1 года и в 7 случаях – около 2 лет и более (интервал от 21 до 31 месяца). У 11 пациенток одновременно с эндоскопической подтяжкой бровей проводили и другие косметические процедуры, в том
числе, эндоскопический лифтинг средней трети лица, блефаропластику, ритидэктомию и лазерную шлифовку лица.

таблица для статьи 2.jpg
рис.2-статья 2 endotine.jpg

  Среднее процентное увеличение индекса подъема брови составило 18,0% (интервал от 0,6% до 43,5%) для правой брови и 16,1% (интервал от 0,6% до 28,3%) для левой брови. Среднее увеличение индекса подъема брови в целом по группе составило 17,1%. Для сравнения данных по увеличению индекса подъема брови для каждой пациентки проводили статистический анализ в использованием парного t-критерия. В целом по группе в результате процедуры было достигнуто статистически значимое увеличение величины индекса подъема брови с обеих сторон (P<0,001). Результаты продемонстрированы на рис. 2. В подгруппе из 7 пациенток, которых наблюдали на протяжении периода около 2 лет и более (в течение 21-31 месяца; см. таблицу), среднее увеличение величины индекса подъема брови в результате лифтинга составило 16,8%. Наблюдаемые изменения в этой подгруппе были также статистически значимыми (P=0,002). Рис. 3 иллюстрирует эти отдаленные результаты. У трех из 16 пациенток (19%) отмечался временный односторонний парез лобной ветви лицевого нерва, который исчез через несколько недель. Никаких серьезных длительных осложнений или осложнений, непосредственно связанных с установкой эндотинов, не наблюдалось.

     О Б С У Ж Д Е Н И Я     

Наблюдение за пациентками на протяжении в среднем 18 месяцев продемонстрировало стойкий эффект подтяжки бровей в результате процедуры лифтинга с фиксацией тканей с помощью эндотинов. Результаты оказались статистически значимыми. У 7 пациенток эффект лифтинга сохранялся на протяжении около 2 лет и более. Насколько известно авторам, данное исследование включало самый длительный на сегодня период последующего наблюдения за пациентками с эндотинами и явилось первым исследованием, в котором проводилась объективная метрическая оценка эффекта эндоскопического лифтинга с применением эндотинов. В то же время у 3 пациенток (под номерами 2, 7 и 13; см. таблицу)
не удалось достичь заметного эффекта подтяжки бровей после операции (процентное изменение индекса подъема брови составило менее 10% с каждой стороны). К сожалению, авторы не располагали снимками, полученными непосредственно после операции, и не имели возможности провести анализ, чтобы установить, имело ли место уменьшение первоначального эффекта подтяжки со временем.

рис.3-статья 2 endotine.jpg

рис.4-статья 2 endotine.jpg

Постепенное опускание положения бровей, которое происходит даже у тех пациенток, у кого наблюдается стойкий эффект, можно было бы выявить с помощью серийных снимков. Между тем, трем пациенткам, о которых шла речь выше, нужны были лишь минимальные изменения, основной целью которых должна была быть мышечная абляция для уменьшения нахмуривания бровей и снижения зависимости от инъекций ботулотоксина. Таким образом, в этих случаях подтяжка бровей не была основной целью процедуры. У всех 3 пациенток до операции линия бровей располагалась на вполне достаточной высоте и по большей части проходила на уровне или выше надглазничного края. В то же время наблюдалась небольшая избыточность кожи верхнего века, отчасти обусловленная легким опущением бровей. 

  У пациентки под номером 2 одновременно с лифтингом бровей проводилась блефаропластика, и, несмотря на небольшой подъем брови, у нее удалось достичь заметного омоложения в периорбитальной области (рис. 4). Все 3 пациентки были удовлетворены внешним видом зоны вокруг глаз и высотой бровей после операции, несмотря на минимальные изменения в положении бровей. Определение индекса подъема брови, которое проводилось в рамках данного исследования на базе системы измерений, разработанной одним из авторов ( J.P.N.), является простым и изящным методом метрической оценки эффекта лифтинга. Поскольку для оценки используется математическое отношение, она не зависит ни от расстояния между фотокамерой и объектом, ни от увеличения изображения на фотографии, ни от используемых единиц измерения. По сути расстояние по горизонтали (x) используется для калибровки высоты брови (y), поэтому даже при изменении  увеличения изображения соотношение между длинами измеряемых отрезков будет оставаться постоянным. В предыдущем исследовании12 были получены статистически значимые данные, подтверждающие постоянство и воспроизводимость результатов определения индекса подъема брови, независимо от расстояния между фотокамерой и объектом фотографирования. Индекс подъема бровей определяется по величине двух отрезков, лежащих между тремя реперными точками на
лице. Это вершина внутреннего уголка глаза, латеральная точка роговичного лимба и точка верхней границы брови. Положение этих структур у одного и того же человека относительно стабильно во времени и редко изменяется в результате пластических операций. В наибольшей степени подвержены изменениям брови, которые могут значительно опуститься под влиянием процессов, обусловленных старением, и в зависимости от техники формирования формы брови, используемой пациенткой. Однако пациентки обычно не выщипывают волоски вдоль верхней границы брови,5 поэтому она остается относительно стабильной и наилучшей детерминантой высоты брови. Авторы полагают, что латеральная точка роговичного лимба является наилучшей точкой для измерения высоты брови. Согласно канонам красоты, вершина брови должна лежать выше или чуть латеральнее латеральной точки роговичного лимба; поэтому хирурги пытаются достичь максимального
подъема брови именно по этой оси. Расстояния по горизонтали (x) и вертикали (y) можно с легкостью определить по фотографиям пациенток. С этой целью можно использовать любую технику цифрового формирования изображений. Если хирург располагает только распечатанными фотографиями, то их можно сканировать и перевести в цифровой формат. Наконец, можно измерить длину интересующих отрезков с помощью линейки.

 Величина индекса подъема брови у разных людей варьирует в широких пределах. Это определяет важную особенность и недостаток данной системы метрической оценки: величины индекса подъема брови у разных людей сравнивать некорректно. Ввиду различий по длине и форме глаз и положению внутреннего уголка глаза у разных людей расстояние по горизонтали (x) варьирует в широких пределах. Это будет напрямую влиять на величину индекса подъема брови, даже
если у всех пациенток высота брови относительно горизонтальной оси (y) будет одной и той же. Небольшая асимметрия формы внутреннего уголка глаза и бровей слева и справа у одного и того же человека может внести дополнительный
вклад в разницу между величинами индекса подъема бровей, рассчитанными для разных глаз. Следовательно, индекс подъема брови может характеризовать положение брови только у одного и того же человека и только с одной стороны. В то же время данная система метрической оценки имеет ряд достоинств. Многие системы оценки положения брови, которые были предложены раньше, в значительной степени зависят от одинаковости условий получения снимков.1,3,11,13-15
Они требуют соблюдения ряда требований, которые включают заданное расстояние от фотокамеры до объекта, точное срединное положение головы без наклона и необходимость прикладывать линейку при фотографировании. При применении той системы оценки положения брови, которая использовалась в настоящем исследовании, единственное, что требуется от пациентки, - это держать голову так, чтобы ухо-глазничная плоскость совмещалась с горизонтальным направлением,
и смотреть прямо перед собой. Это элементарные требования, которые нужно соблюдать при фотографировании после любых хирургических вмешательств. Некоторые ранее использовавшиеся системы метрической оценки основаны на непосредственном измерении положения бровей относительно границы верхнего века с помощью линейки или штангенциркуля.4,16-19 К плюсам такой системы оценки следует отнести возможность сравнения положений бровей у разных людей.

Однако сами такие измерения доставляют неудобство пациентам, влияют на комплайенс, а их результаты зависят от навыка оценщика. Кроме того, их можно выполнить только непосредственно во время фотографирования, провести измерения ретроспективно по архивным фотографиям нельзя. Многие хирурги располагают обширными коллекциями фотографий, однако они не могут измерить истинную высоту бровей ввиду различий в условиях фотографирования и увеличении. Величину индекса подъема брови можно с легкостью определить по старым фотографиям, поскольку она не зависит ни от масштаба, ни от увеличения, ни от фокусного расстояния. 

Поскольку прямое сравнение значений индекса подъема брови у разных людей и слева и справа у одного и того же человека некорректно, авторы не стали сопоставлять абсолютные значения разницы в индексе до и после операции. Вместо этого были рассчитаны процентные изменения исходной величины индекса, что позволило провести прямое сравнение между пациентками. 100% увеличение индекса означало бы, что высота подъема брови относительно воображаемой линии, соединяющей внутренние уголки глаза, увеличилась вдвое (т.е. на величину исходного значения y), что для большинства пациенток было бы чрезмерным. 50% увеличение индекса означало бы, что высота подъема брови увеличилась наполовину от исходного значения y. У большинства пациенток были отмечены положительные процентные изменения индекса, превышающие 10%. Этого было достаточно, чтобы стало заметным новое, более высокое положение брови. У многих пациенток наблюдалась разница в значениях процентного изменения индекса для правого и левого глаза. 

В большинстве случаев эта разница между глазами составляла несколько процентов и может объясняться небольшой асимметрией формы и положения правой и левой бровей, а также асимметрией лифтинга, допущенной хирургом. После
операции жалоб на асимметрию бровей со стороны пациенток не поступало. Между тем, у 5 пациенток (под номерами 3, 11, 12, 14 и 15; см. табл.) до операции наблюдалась заметная асимметрия бровей, для устранения которой потребовался
дифференцированный лифтинг. Это объясняет большую разницу в процентном изменении индекса с разных сторон у 3 из этих пациенток (под номерами 3, 14 и 15). Метрическая оценка, например, по индексу подъема брови, может облегчить задачу объективного анализа хирургических методик лифтинга бровей. Данные точных измерений лучше характеризуют исход операции, чем субъективные впечатления, строящиеся на мнении пациентов и наблюдателей. Между тем, в реальной клинической практике конечный эстетический результат и удовлетворенность пациентки всегда являются более важными, чем сухие цифры измерений. Зачастую небольшие, едва заметные изменения в положении бровей, представляющиеся незначительными с точки зрения метрической оценки, могут дать превосходные результаты.

У 3 пациенток (19%), принявших участие в настоящем исследовании, возникло одно и то же осложнение, а именно, преходящая односторонняя слабость лобной ветви лицевого нерва. Во всех случаях через несколько недель после операции слабость исчезла сама по себе. Инцидентность этого специфического осложнения оказалась относительно высокой по сравнению с его инцидентностью (2%) в исследовании De Cordier et al.2 По мнению авторов эти осложнения никоим образом не были связаны с использованием эндотинов. Субпериостальное рассечение вдоль латерального края глазницы и передней челюстной дуги выполняется одинаково, независимо от способа фиксации. Данное осложнение, вероятнее всего, связано с методикой операции. Однако его преходящий характер и в конечном итоге восстановление функции нерва позволяют не придавать этой проблеме слишком большого значения. В исследовании не было ни одного случая «выскакивания»
миниэндопротеза из костного ложа, что могло бы привести к повторному птозу брови. Вероятность такого события считается потенциальным недостатком данного метода фиксации ткани, 8 однако по мнению авторов она в сильной степени
зависит от используемой хирургической методики и снижается с приобретением навыка при многократной установке такого рода изделий. Кроме того, по истечении 3-месячного периода наблюдения не было ни одной жалобы на прощупывание миниэндопротеза. Данной группе пациенток были установлены эндотины нового поколения, которые имеют более низкий профиль и более высокую скорость рассасывания по сравнению с оригинальными изделиями, изготовленными до 2003 года.
Таким образом, результаты исследования указывают на то, что индекс подъема брови можно использовать для количественной оценки изменений подъема брови со временем. Кроме того, исследование показало, что использование миниэндопротеза Endotine forehead для фиксации тканей обеспечивает стойкий эффект лифтинга брови на протяжении более, чем 1 года. Увеличения инцидентности осложнений, которые можно было бы отнести непосредственно за счет использования эндотинов, не наблюдалось, случаев отказа миниэндопротезов не было. Простота использования и сохранение изделия in vivo позволяют добиться выраженного и стойкого эффекта лифтинга бровей. Метрическая оценка с помощью индекса подъема брови позволяет хирургу проанализировать результаты процедур, предполагающих изменение положение бровей.

Accepted for Publication: August 28, 2008.
Correspondence: James P. Newman, MD, Facial Plastic
Surgery Division, Otolaryngology–Head and Neck Surgery,
Stanford University School of Medicine, 50 S San
Mateo Dr, Ste 320, San Mateo, CA 94401 (newman_md
@hotmail.com).
Author Contributions: Study concept and design: Kim,
Goode, and Newman. Acquisition of data: Kim and Newman.
Analysis and interpretation of data: Kim and Newman.
Drafting of the manuscript: Kim and Newman. Critical
revision of the manuscript for important intellectual
content: Kim, Goode, and Newman. Statistical analysis:
Kim. Administrative, technical, and material support: Newman.
Study supervision: Goode and Newman.
Financial Disclosure: None reported.


     R E F E R E N C E S     

1. Behmand RA, Guyuron B. Endoscopic forehead rejuvenation, II: long-term results. Plast Reconstr Surg. 2006;117(4):1137-1143.

2. De Cordier BC, de la Torre JI, Al-Hakeem MS, et al. Endoscopic forehead lift: review of technique, cases and complications. Plast Reconstr Surg. 2002;110 (6):1558-1568.

3. Puig CM, LaFerriere KA. A retrospective comparison of open and endoscopic brow-lifts. Arch Facial Plast Surg. 2002;4(4):221-225.

4. McKinney P, Sweis I. An accurate technique for fixation in endoscopic brow lift: a 5-year follow-up. Plast Reconstr Surg. 2001;108(6):1808-1810.

5. Troilius C. A comparison between subgaleal and subperiosteal brow lifts. Plast Reconstr Surg. 1999;104(4):1079-1090.

6. Foustanos A, Zavrides H. An alternative fixation technique for the endoscopic brow lift. Ann Plast Surg. 2006;56(6):599-604.

7. Newman JP, LaFerriere KA, Koch RJ, Nishioka GJ, Goode RL. Transcalvarial suture fixation for endoscopic brow and forehead lifts. Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 1997;123(3):313-317.

8. Sidle DM, Loos BM, Ramirez AL, Kabaker SS, Maas CS. Use of BioGlue surgical adhesive for brow fixation in endoscopic browplasty. Arch Facial Plast Surg. 2005; 7(6):393-397.

9. Holzapfel AM, Mangat DS. Endoscopic forehead-lift using a bioabsorbable fixation device. Arch Facial Plast Surg. 2004;6(6):389-393.

10. Apfelberg DB, Jacobs D. Coapt systems Endotine technology for brow lift. Plast Reconstr Surg. 2005;116(1):336-337.

11. Berkowitz RL, Jacobs DI, Gorman PJ. Brow fixation with the Endotine forehead device in endoscopic brow lift. Plast Reconstr Surg. 2005;116(6):1761-1767.

12. Chiang S, Goode RL, Newman JP. Brow elevation ratio: an objective measurement of change in brow position. Presented at: American Academy of Facial Plastic and Reconstructive Surgery Meeting; April 30, 2004; Scottsdale, AZ.

13. Frankel AS, Kamer FM. Chemical browlift. Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 1998; 124(3):321-323.

14. Koch RJ, Pope K. Quantitative assessment of brow position: a new measurement system. Plast Reconstr Surg. 2004;113(4):1290-1291.

15. Takushima A, Harii K, Sugawara Y, Asato H. Anthropometric measurements of the endoscopic eyebrow lift in the treatment of facial paralysis. Plast Reconstr Surg. 2003;111(7):2157-2165.

16. Lee CJ, Kim SG, Han JY. The results of periorbital rejuvenation with botulinum toxin A using two different protocols. Aesthetic Plast Surg. 2006;30(1):65-70.

17. Ahn MS, Catten M, Maas CS. Temporal brow lift using botulinum toxin A. Plast Reconstr Surg. 2000;105(3):1129-1135.

18. Fagien S. Eyebrow analysis after blepharoplasty in patients with brow ptosis. Ophthal Plast Reconstr Surg. 1992;8(3):210-214.

19. McKinney P, Mossie RD, Zukowski ML. Criteria for the forehead lift. Aesthetic Plast Surg. 1991;15(2):141-147.



← Вернуться в раздел

Написать комментарий
*Имя *e-mail
Минимальная длина комментария 10 символов.
Максимальная длина комментария 500 символов. Осталось:
500

 
Защита от автоматического заполнения
CAPTCHA
обновить изображение
Введите слово с картинки*: